Fallout: Flames of the Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fallout: Flames of the Dawn » Принятые анкеты » Кукушка над болотом


Кукушка над болотом

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя, фамилия.
Имя ей так и не было дано: родители не потрудились, предпочитая называть её Растрепой.
В будущем она получает прозвище Кукушонок, и сейчас представляется как "Кукушка", не иначе.

2. Возраст, раса, пол.
28 лет, человек, женщина

3. Фракция, род деятельности.
Фракции нет, вольный охотник

4. Характер.
Вы не сможете сделать вывод о характере Кукушки при первой встрече. Скорее всего, если она посчитает вас опасным, то попытается убить, в противном же случае предпочтет наблюдение открытому знакомству, не сразу выходя на контакт.
Всю свою жизнь она провела в постоянной борьбе за выживание, и это явственно проглядывается в её поведении - в каком-то смысле, женщина неполноценна психически. Где-то напоминающая дикого зверя, она недоверчива ко всему новому, предпочитая для начала исследовать интересующий её объект на расстоянии. Осторожная, безмерно терпеливая, женщина чурается общества других людей, видя в толпе что-то непредсказуемое и небезопасное - гораздо больше она доверяет дикому зверю, чем человеку, чьи повадки изучить невозможно. Страх её вечный спутник, но он - не враг, и женщина это понимает. Дальновидна, умеет верно загадывать наперед.
Внутри души охотницы существует четкая мораль, сложенная из переживаний тяжелого существования и прописных истин из довоенных книг, которая постоянно подсказывает ей, как следует поступить в той или иной ситуации: "Убийцы и воры - плохие, но остальные люди по большей части хорошие. Не стреляйте попусту, сначала разберитесь, в чем дело. Улыбайтесь, когда говорите." Она простовата, предпочитая делить весь окружающий мир на "нравится" и "не нравится", никогда не задумываясь об высоких нравах. Тем не менее, будучи незлобивым человеком, Кукушка неспособна обижаться или ненавидеть, искренне не ожидая от себе подобных какой-либо гадости. Это вызвано твердым убеждением в том, что в мире нет такой ситуации, из которой нет выхода, и она считает себя достаточно сильной, чтобы позволить себе пренебрегать недоверием и цинизмом, открываясь для окружающих, которые проявляют к ней заинтересованность. Все в её существовании четко и лаконично, несмотря на кажущуюся сумбурную неопределенность, и на любой вопрос о себе Кукушка готова дать ответ. Тем не менее, то, что считается для неё привычным, может привести в ужас другого человека - например, в случае нужды она становится склонна к каннибализму. С ненужным и исчерпавшим себя прощается легко, и это относится как к вещам, так и к людям. Честна, по её мнению ложь - это то, что используют слабые и что она очень ненадежна.
Женщина - редкая собственница. То, что её, - её и ничье другое, и если не было просьбы на пользование, то вор получит пулю между глаз. Недаром она выбрала своей территорией самую необжитую часть Содружества, где её никто не трогает и никто не посягает на её имущество. Имеет привычку барахольщика, и тащит домой все, что ей когда-либо приглянулось.
Очень любит читать, особенно новые книги. Любит мутафрукты.
Рейдеров и Стрелков считает даже хуже зверей, а потому стреляет сразу же, как только увидит. Называет их "вредителями", и всеми способами пытается избавиться от их общества в случае чего.
Не чужда юмору, никогда не прочь посмеяться над хорошей шуткой, хотя сама по себе не слишком остроумна.
Совершенно не боится темноты, даже наоборот, предпочитая её освещенной местности, однако чувствует себя крайне неуютно в компании довоенных призраков, а потому не суется в города вообще.
Очень немногословна. Кукушка попросту не умеет сложно излагать свои мысли, а в пустом говоре она не видит смысла.
Не склонна к употреблению наркотиков, сигарет или алкоголя.
Девственна.

5. Внешность.
Вы не услышите, как она подойдет.
Кукушка - очень низенькая, худощавая и жилистая, бедная на прелести женщина, создающая впечатление крепко сбитого, очень обманчиво неуклюжего человечка. Двигается она, казалось бы, нелепо, вертясь, и крутясь - но вот что-то зашуршало в кустах, и она напрягается, меняясь в доли секунды, превратившись в самого настоящего хищника. У неё крупные кисти рук, давно огрубевшие от ствола охотничьей винтовки, узкие плечи и широкий таз. Тело её покрыто множественными шрамами: на спине можно увидеть старые полосы от звериных когтей, на левом плече - след от клыков яо-гая, а на бедре - белые уродливые неровности, оставшиеся после рогов двухголового оленя.
Кукушка никогда не была красавицей. Вытянутый, смуглый овал лица оканчивается не по-женски волевым подбородком, нос, длинный, широкий, с заостренным кончиком, совсем не сочетается с широкими, пухлыми бесформенными губами, вечно растянутыми в улыбке, обнажающей ряд не совсем ровных желтоватых зубов. Глаза, два черно-карих омута, смотрят с той пустой, веселой усталостью, которую можно встретить во взгляде многих обывателей Пустоши. Волосы, темного русого оттенка, тяжелые и густые, никогда не бывают собраны или уложены: не имея времени сделать прическу, она всегда собирает их в хвост или вовсе оставляет так, какими они были в момент пробуждения, если они не мешают.
Одета она как правило в вечно грязный бесформенный плащ и штаны из шкуры рад-оленя с огромным количеством карманов. Носит потрепанную широкополую шляпу. На шее у Кукушки висит украшение в виде клыка яо-гая.

6. Биография.
На юге Содружества есть множество мест, куда не стоит заходить неосторожному путнику: быстрая смерть поджидает его под каждым облезшим кустом, под каждой рытвиной, под водой в каждом из многочисленных озер. Спутниками отчаянного путешественника будут далекие зовы когтей смерти, частые перекаты выстрелов, скрипящий стрекот болотников.
И, возможно, печальное, короткое пение кукушки.
В мире осталось не так уж и много орнитологов, по правде говоря, а потому очень немногих смущает этот тревожный окрик, принадлежащий голосу птицы, не обитающей обычно в этих местах. Гораздо большее удивление вызывает момент, в который звук внезапно обрывается, а вместо пернатого создания на землю бесшумно приземляется женщина с весьма угрожающим видом.
...
Рождение её не было противоестественным. Когда два разнополых человека страстно любят друг друга и не один раз на дню это друг другу доказывают, то старания их рано или поздно приносят плоды.
А вот что касается выживания - вопрос спорный, пусть это можно сказать и о всем роде людском. Появление на свет у пары мусорщиков, что не имеют определенного места жительства и дохода, очень смутно представляющие свою роль в воспитании потомства очень сложно назвать многообещающим.
Это, по правде говоря, не самая интересная часть рассказа. Первые семь лет своей жизни Кукушка не помнит, как не помнит ни своего настоящего имени, (если оно имело место быть, конечно) ни лиц своих родителей. Внутри прошлого остались лишь впечатления от невообразимо жирных вшах на голове, солоноватого вкуса грязи, которую её семья называла пищей, (вши были приятнее) и постоянной, не кончающейся дороги. Там, в глубинах сознания, женщина видит отца сквозь пелену холодной воды, дрожащего от страха перед каким-то человеком из Добрососедства, мать в отдалении, что казалось, даже не замечает взвизгов партнера, продолжая копаться в куче хлама, их тощий брамин, пасущийся на обочине изломанной трассы, и она сама, в сером, тяжелом, сыром тряпье, с мокрой от дождя палкой в руках, хнычет от неизвестно чего.  Это единственная картинка, которая встает перед глазами ясно и живо, как и положено яркому воспоминанию.
Кукушке немного жаль, что этим воспоминанием не стал, например, пример нежных чувств в семье, или хотя бы впервые попробованная сладость. Или именины. Или лучше всего - Рождество.
Однако она понимает, что бесполезно грустить о том, чего не было.
Собственно, будь наша героиня чуть-чуть постарше в тот миг, стоя на своих худых босых ножках с куском древесины в руках, то она бы отразила бы, чего добивается от её родителя гость из города. И мать, и отец Кукушки крепко сидели на винте, и их единственным способом добычи наркотика была работа на этого прилично одетого господина с далеко не самой приличной душой. И будь тогда в бытие девочки хотя бы на год больше, сейчас она бы ощущала, что этот момент решил её судьбу, внеся в неё удивительный и почти невозможный с точки зрения логики выживания случай.
Перевозка грузов через Квинси была затеей опасной ещё до того, как туда пришли стрелки. Караваны избегали болот, предпочитая более спокойные пути для торговли, но впрочем, способов доставить посылку все равно было множество. Одним из таких способов и была семья Кукушки, существующая ради горстки крышек и следующего утра, в которое они проснутся ещё дышащими. Нужда заставляла их пресмыкаться перед сильнейшими, и они отправлялись в путь снова и снова.
Неспособные защищаться, жалкие, слабые, с ребенком на руках, провозящие что-то, что имеет ценность - одним словом, идеальная добыча для рейдеров. Раньше им удавалось находить пути отступления: захватчики могли мешкать, а быстрые, тренированные трусливые ноги никогда не давали себе спуску.
В тот день риск не был оправдан. Фортуна отвернулась от давших жизнь Кукушке людей.
И, скорее всего, использовала все свое могущество, чтобы искупить свою вину перед ней.
"Бойся всего, что видишь," - вот такую незамысловатую истину донесли до своей дочери двое никчемных мусорщиков и побирателей.
Охотница прекрасно помнит свой первый страх. Пробирающий до костей, бьющий в кровь, сглатывающий в судороге ужас, заставляющий нестись во весь опор, на который только было способно голодающее девчоночье тельце, заставляющий забиться в первую же удобно попавшуюся каменную расселину и ползти, ползти, ползти, захлебываясь в собственных слезах, не особо задумываясь о том, что происходит позади - лишь бы подальше от всего этого. Выстрелы затихали, воинственные кличи бандитов уже не были слышны, как и жалобное мычание тяглового брамина, однако детское сердечко все ещё не верило в безопасность. Когда она столкнулась с тупиком, то с яростным остервенением принялась рыть сырую землю, била её крошечными ладошками, совершенно себя не контролируя.
И вдруг пол под ногами обвалился, вышвыривая человеческого детеныша вниз, в каменные залы. Удар головой об крепкую стену быстро вышиб весь напал, и девочка отключилась.
И с этого момента начинается что-то, что обычно описывается в фантастических рассказах и рассказывается самыми отъявленными фантазерами. До сих пор случившееся кажется жутковатой сказкой, которая не могла иметь место в реальности.
Она успела убежать далеко. Очень далеко. Туда, куда боятся заходить даже рейдеры.
Она оказалась в пещере - в пещере, которую по велению Рока избрала своим домом стая когтей смерти.
Многое в эту секунду сложилось воедино, обещая маленькому Кукушонку выживание, которому она обязана прозвищем, и начать стоит с того, что найти путь в дом этих существ - само по себе огромная удача. Не будь в тонких ручках достаточно сил - и обвала бы не случилось. Поранься девочка в пылу сражения или в момент побега, не иди в тот день дождь - и ящеры учуяли бы человеческую кровь и пот, восприняв обмякшее тельце посреди кладки яиц за обед. Не потеряй она сознание, не окажись того уступа в пещере - и девочка несомненно бы завопила, созвав всех рогатых чудовищ в округе сюда. Не будь там зловонного гнезда, готового вот-вот подарить миру ещё парочку маленьких смертельно опасных хищников - и старая царица, не имея ни малейших побуждений к материнству, не задумывалась бы, по возвращении домой обнаружив внутри сладко спящего, но безумно странного детеныша, впрочем, благодаря успевшей пропитаться нечистотами одежде, пахнущего, как родной монстрик.
Случай подкинул Кукушонка в чужое жилище. В буквальном смысле.
Как бы безумно не было то, что произошло, однако эти полулегендарные звери, кажется, не заметили подмены, и проснуться девочке было суждено, будучи приемной в семье животных, способных разорвать её на куски, даже не прилагая усилий.
Мать семейства в свое время была образцовым родителем. Она всегда возвращалась с добычей, была чрезвычайно чутка и осторожна, обладала педагогическим талантом ровно настолько, насколько только может владеть им существо весом около тонны, и, разумеется, была в любую секунду готова впустить клыки в горло обидчиков своих драгоценных малышей.Однако долгая жизнь брала свое: сейчас матка была подслеповата, обоняние притупилось, когти больше не были столь остры, а ярость в бою уже не была той ошеломляющей силой, когда-то превращающей зверя в животное воплощение бедствия. Тем не менее, она оставалась хозяйкой этих болот, на чье господство пока не было посягательств.
Где-то внутри она понимала, что это, возможно, её последнее потомство, после которого её придется уйти на покой.
Под её началом в мир вышло немало злейших тиранов Пустошей, и она по праву гордилась своими детьми, однако за всю свою жизнь она не встречала настолько странного ребенка: несмотря на то, что детеныш был намного крупнее остальных, на его голом тельце не было ни единой чешуйки, а вместо рожек на голове у него была длинная, мягкая шерсть. Теплой подстилке чадо предпочитало самый дальний угол пещеры, куда забивалось, хныча и пища, и не вылезало оттуда до тех пор, пока не уснет - и только тогда царица могла со всей осторожностью перенести его обратно в гнездо. Опыт подсказывал ей, что появившись на свет самым первым, малыш должен был иметь отменный аппетит, однако в этом случае поначалу желания есть даже не наблюдалось. После же выяснилось, что он крайне привередлив в пище: с удовольствием похрустывая безвкусным брюшком дутня, ребенок не проявлял никакого интереса к восхитительному мясу диких гулей, которое мать приносила с охоты. Тем не менее, несмотря на огромное количество странностей, в голове ящера, затуманенной родительским инстинктом, не хватало ума, чтобы понять, что у его приемыша со временем не вырастут крепкие когти и хвост. Животное видело в человеческой девочке родное дитя наравне с другими зверятами, и Кукушка стала сосуществовать с самыми опасными хищниками Содружества.
Люди имеют привычку ко всему привыкать, и в детстве эта способность развита особенно хорошо. Через неделю семилетний ребенок, кажется, уже вовсе забыл своих настоящих родителей. Она перестала бояться своей новой матери, засыпая прямо у неё под теплым боком, с живым интересом стала исследовать свой новый дом, посчитала нормальным питаться сырым мясом. Девочка даже перестала говорить, предпочитая шипеть и рычать, подобно своим "сородичам", а сверстников ей заменили её зубастые "братья". Жизнь прошлая стала казаться необычным сном, и вместе с каждой минутой в ней угасало все человеческое: данное при рождении имя, лица, виды и запахи, все это исчезало, смывалось, замещаясь звериными повадками. Увлекаясь, словно забавной игрой, она и не смела думать уходить, будто веря, что действительно станет когтем смерти.
Однако не стоит долго думать, отвечая на вопрос: "А стоит ли доверять воспитание детей животным?" Возможно, оставайся все так, как есть, мы бы больше не услышали об Кукушке никогда: хрупкую девичью жизнь могли украсть болезнь, ненастье или внезапная немилость стаи, явно не рассчитанная на кого-то, кто не имеет крепкой шкуры и острых рогов. И это, пожалуй, в лучшем случае.
Тот, кому было суждено ребенка забрать, носил имя Грегор.
Грегор был довоенным гулем, старым охотником. Дело свое знал превосходно. Собственно, это была его единственная положительная черта: умение и талант как-то позволяли ему выживать, и несмотря на то, что он избрал одну из самых опасных профессий Содружества, мужчина мог быть хоть как-то уверен в следующем дне, бутылке пива, сигарете и приюте у дамы не самого целомудренного образа жизни. Ему, по правде говоря, было наплевать, что о нем думают остальные, так как большую часть своего времени он проводил в бескрайней Пустоши, да и возраст был вовсе не тот, в котором следует беспокоиться о других. Грегор жил на той границе, что проходит между примерными людьми, отчаянно пытающимися выжить, и отъявленными бандитами и рейдерами, и сторону он выбирать не спешил.
Его устраивало все, и мнение, что Содружество ничем не сможет больше его удивить, в его-то двести пятьдесят шесть лет, придавало сил.
В тот день, когда он, выслеживая рад-оленя, наткнулся на логово когтей смерти, это мнение пришлось пересмотреть.
Увидеть, как хищник впервые выводит свое потомство в мир - редкое зрелище. Но увидеть среди этого потомства маленького, грязного ребенка - уже невозможно. Почти.
Изначально имея намерение убраться от опасности куда подальше, охотник замер на месте, наблюдая за детскими играми ящеров и человеческой девочки. Ему хотелось громко ругаться, а ещё лучше - выпить, и забыть увиденное навсегда. Не по наслышке он знал о ярости когтей смерти, и сейчас он видел пример абсолютно обратный их дикости и злобе.
У всех детенышей животных с самого рождения имеется маленькое правило: "Послушание - залог долгой и счастливой жизни". В их головки изначально заложена та граница, которую переходить нельзя: любой котенок знает, когда стоит перестать играть с хвостом кошки-мамы, любой щенок в курсе дозволенного расстояния, на которое можно выйти от своей конуры. Однако у человека эта граница почти стерлась, и потому зачастую ребенок ведет себя не так, как хотелось бы родителям. Именно поэтому Кукушка, впервые за долгое время увидев дневной свет, быстро заскучала, просто сидя у входа в пещеру. Она принялась осматривать окрестности с несвойственной дикому зверю храбростью, будучи совершенно уверенной в своей безопасности. И в какой-то момент она отошла от "дома" слишком далеко.
Очень смутные чувства охватили Грегора, затаившегося с подветренной стороны, чтобы царица его не заметила. Что-то, что можно назвать добродетелью, зашевелилось в давно прогнившей душе. Встреть он эту же девочку, просящую милостыни у ворот Добрососедства, то и думать бы не смел о каком-либо сочувствии, но происходящее сейчас поражало даже такого волка-одиночку, как Грегор. Насколько страшное должно было случиться, чтобы даже когти смерти пожалели это бедное создание?
Тем временем, ребенок приближался. Она медленно передвигалась на четвереньках, принюхиваясь, шаря по грязи израненными в играх с "братьями" руками. Думать надо было быстро.
Отточенным движением охотник внезапно сгреб её в охапку, крепко зажимая рот. Она вырывалась, билась, пытаясь укусить пришельца, рыча и шипя. Однако тонкий ребячий голосок не мог взять ту высокую ноту, которой зовут на помощь мать её чешуйчатые собратья, и широкая облезлая ладонь Грегора не давала произнести ни звука. Гуль смог похитить приемыша почти что из под носа у царицы.
Их первый разговор состоялся далеко от пещеры, в глубинах болот. Полчаса охотник причитал над девочкой, которая упрямо считала себя зверенышем, и только после пяти укусов в руки и безвозвратно потерянных нервов, которым нет числа, она поняла, что находится в безопасности, наконец - в обществе разумных существ. Её громкий плач не стихал ещё час, но это хотя бы было то, что свойственно человеческим детенышам, и Грегор с облегчением понял, что поступил правильно, забрав ребенка.
Он и дал ей новое имя, за неимением старого. "Эх ты, - вздыхал он, пряча ухмылку, - совсем как кукушонок, попавший не в то гнездо." Прозвище прицепилось прочно и надежно, и безымянная беспризорница быстро стала Кукушонком. После гуль даже в шутку научил её куковать, чтобы вовсе было похоже.
В общей сложности, у ящеров она пробыла две недели. Однако этого относительно короткого срока хватило, чтобы навсегда определить характер и разум в будущем: до сих пор она считает, что речь и слова не всегда необходимы, что сон на голой земле не есть нечто неприятное, а вкус человеческого мяса даже бывает приятен, и в поедании людей нет ничего страшного.
Но вернемся к рассказу.
Стоит упомянуть, что гуль был именно тем, кто дал Кукушке все. 
Первоначально охотник считал, что найдет девочке новый приют, но это оказалось сложнее, чем что-либо им задуманное. Никому не нужен был лишний рот, а на визит в Даймонд-Сити у мужчины явно не хватало средств. Поиски её родителей затянулись: Кукушонок не могла даже дать четкого ответа, что с ними случилось и как они выглядели. Грегор не заметил, как путешествие затянулось: проходили месяцы, а ребенок все так же оставался рядом с ним. Девочка, к удивлению своего опекуна, не требовала особого ухода: за ней не было замечено ни нытья, ни не терпящих отлагательств требований, и к досаде гуля, она не давала ни единого повода усомниться в решении её оставить. Волей-неволей охотник стал испытывать груз ответственности за будущее маленькой личности, и потому, будучи в хорошем настроении (обычно слегка навеселе) всегда пытался её чему-нибудь научить. По большей части, это были умения, необходимые для выживания, но однажды он даже вручил ей самую настоящую книгу, намереваясь дать навыки чтения. Собственно, именно это и дало возможность Кукушонку развиваться в других направлениях: каждая новая книга казалась глотком воздуха, и даже трудности с пониманием написанного не были преградой. Именно благодаря книгам она не напоминает неразумного дикаря сейчас, в которого непременно бы превратилась в противном случае.
Он же впервые дал ей в руки ружье: оно было несоразмерно большим и тяжелым для неё, но тем не менее, восторг от первого в жизни сделанного выстрела она помнит до сих пор. Знания Кукушонок впитывала как губка, цепляясь за каждую фразу своего наставника, откладывая в своей головке самое необходимое.
Однако семьей полноценной они так и не стали окончательно. Из Грегора вышел бы отвратительный родитель, и он это понимал, а потому не старался чересчур воздействовать на девочку. Последней, конечно же, было неприятно и одиноко, ведь она как никто другой нуждалась в ласке и заботе. С возрастом это отразилось в её характере, сделав Кукушку отчасти наивной и доверчивой к людям, которые не пытаются её убить.
К двенадцати годам она уже ходила вместе с Грегором, помогая тому на охоте. К четырнадцати - самостоятельно добывала себе пропитание, а к шестнадцати - свободно гуляла без надзора, способная выживать самостоятельно. Старый охотник, зачастую оставляя свою воспитанницу, заставил её привыкнуть к одиночеству, полагаясь только на собственные силы. Они больше напоминали друзей или коллег, чем отца и дочь: оба предпочитали быть сами по себе, лишь изредка встречаясь, и с каждым годом эти встречи были все реже и реже, пока не прекратились совсем. Единственный подарок опекуна, который он сделал на совершеннолетие, Кукушка хранит до сих пор: старый карабин с заурядным именем "Пес" действительно ещё никогда её не подводил.
...
Сейчас ей двадцать восемь лет. Она не могла привыкнуть к городам, к этим тесным улочкам и картонным домам, предпочитая Пустошь - и женщина прожила на воле всю свою жизнь. Её мир - это мир жестокий, не терпящий промедления, но мир абсолютно свободный. Её душу никогда не сковывал страх перед таинственным Институтом, ей были чужды переживания и горести людей обычных. Не раз она сталкивалась с трудностями, поджидающими одиночку в Содружестве, и всегда выходила победительницей в сражении не на жизнь, а на смерть. За свою способность неожиданно появляться и также исчезать, она стала старой рейдерской легендой, воплощенной в жизнь. Сложно найти охотника более искусного, чем Кукушка, что печально поет над болотом, и горе тому проходимцу, что вздумает зайти на её территорию.

7. Навыки.
Основная характеристика: выносливость
Второстепенные характеристики: восприятие и ловкость

Физические данные:
- Главная особенность Кукушки - не её сила или ум, а врожденная необычайная выносливость и стойкость. Крайне редко болеет, что великая редкость в постапокалиптическом мире.
- За счет небольшого роста и худощавого телосложения быстра и ловка в движениях, что позволяет ей бесшумно подкрадываться и оставаться незамеченной.
- Не очень сильна физически.
- Левая рука менее подвижна ввиду того, что однажды на плече сомкнулись челюсти яо-гая, после чего оно так и не зажило полностью.
- Имеет отличное для человека чутье и слух.
- Умеет лазать по деревьям
- Очень чутко спит, фактически, дремлет. Обучена "волчьему сну": спит четыре раза в день по два часа с перерывами в четыре.

Интеллектуальные особенности:

- Любит читать, однако не умеет писать - наука грамоты ей так и не далась.
- Кукушка - великолепный охотник. Фактически, это единственное, чем она способна зарабатывать на жизнь. Она знает повадки зверей и мутантов, как свои пять пальцев, умеет сооружать ловушки и силки, имеет навыки свежевальщика и таксидермиста, умеет определять время по солнцу.
- Знает слабые места крупных опасных хищников
- Знание территории. За свою жизнь в поисках добычи Кукушка обошла почти все Содружество, а выученные наизусть приметы помогают найти необходимые ресурсы (вода, съедобные растения, хворост и проч.) в случае нужды.
- Мгновенно реагирует в бою, если дело не касается человека. Имеет превосходное аналитическое и стратегическое мышление, которое проявляется в охоте, в гоне добычи, в переходе на другое место, словом, во всем, кроме перестрелок: в таком случае Кукушка предпочтет убежать.
- В детстве, прожив со стаей когтей смерти чуть больше двух недель, отведала человеческого мяса. С тех пор не брезгует каннибализмом, хотя и не живет им.
- Может взломать легкий замок, но неспособна одолеть и самую простую блокировку терминала
- Знает правила первой помощи, способна найти лекарственные растения, создать припарки/целебные порошки/шины и прочее. ("Слюна скито", светящаяся кровь)
- Умеет готовить несложные блюда, мясо

Боевые навыки:
- Охотничий карабин в руках Кукушки становится их продолжением, а если дело касается её личного оружия, то во владении им ей нет равных. Это делает её очень даже неплохим снайпером.
- Имеет навыки обращения с пистолетами
- - Излюбленная тактика Кукушки в сражении: внезапное нападение сверху, с ветки дерева, или же снизу, из-за кустов. Цель - максимально быстро и тихо погубить жертву при помощи ножа или удушения. Хорошо управляется с фактором неожиданности и умеет обратить его в свою пользу
- Кукушка - слабое звено в массовой перестрелке. Её ниша - скрытность и бесшумность, и будучи открытой для ударов, не имея возможности спрятаться, она теряется на поле боя. Также плохо она сражается в городах, в которых совершенно не ориентируется.
- В бою полагается не на силу, а на скорость. Превосходно ведет затянутые сражения, постоянно держа противника в напряжении
- Лучше сражается ночью, чем днем
- Весьма недурна в метании ножей. 

Иное:
- Удачлива
- Умеет "куковать" почти неотличимо от птиц.
- Талантлива творчески: прекрасно рисует животных при помощи куска угля и неплохо поет. 

8. Имущество.

Инвентарь - заплечный рюкзак:
- "Пес" - именованный охотничий карабин с калиброванным ресивером, полированным длинным стволом, быстросъемным магазином и средним оптическим прицелом, 1 шт;
- Гладкоствольный пистолет, 1 шт;
- Патроны .308 калибра, 50 шт;
- Патроны .38 калибра, 20 шт;
- Выкидной нож, 3 шт;
- Стимуляторы, 3 шт;
- Рад-Х, 1 шт;
- "Слюна скито" собственного приготовления, 1 шт;
- Грязная вода, 1 шт;
- Солонина из брамина, 2 шт;
- Сохранившаяся довоенная книга "Таинственный остров", Жюль Верн, 1 шт;
- Прочная веревка, 4 метра, 1 шт;
- Котелок, 1 шт;
- Неиспользованная зажигалка, 1 шт;
- Спальник, 1 шт;
- Крышки, 52 шт;

Недвижимость:
"Логово Кукушки" - одинокая покосившаяся хижина без единого окна, наполовину вросшая в землю, находится к югу от Сомервилл-Плейс, на границе с болотом. Несмотря на свой ненадежный вид, это хорошо защищенное от непогоды и невзгод жилище.
Основная комната совсем не имеет пола, стоя чуть ли не прямо на земле. Посередине разожжен очаг, предназначенный для обогрева, готовки пищи и высушивания шкур, которые разложены по помещению в приличном количестве. Рядом же расположены столы для разделки туш, под потолком развешены пучки сушащихся трав. В погребе можно найти запасы продовольствия и бочку с водой, а в сундуках - остатки от охотничьего дела или предметы на продажу. Одним словом, все тут предназначено для промышленности.
Чердак же представляет собой более обжитую часть хижины, куда Кукушка тащит все, что ей когда-либо приглянулось. В и без того тесном уголке под самой крышей помимо подгнившего матраца имеется большое треснутое зеркало, сорванная со стены больницы аптечка, маленький комод, чемодан с вещами, поломанный низкий шкаф для книг и рисунков, с которого скалится чучело кротокрыса, сюда же затесался и проржавевший ящик для боеприпасов, а на пол для уюта была расстелена собачья шкура. 
Защиты какой-либо у дома нет - а она и не нужна, в виду отдаленности местоположения и нескольких хитростей. Трудность доступа туда заключается в том, что в тех краях хозяйничают множественные дикие звери, чьи повадки и страхи Кукушка знает наизусть, и, учитывая их, она избавила себя от опасности. В основном, от жителей Содружества жилище защищает запах: из-за связок ароматных растений эфир неплохо отпугивает зверей, которых, впрочем, охотница специально прикармливает, чтобы те не отходили слишком далеко.

Полный перечень предметов

Предметы, хранящиеся в доме:

- Шкура яо-гая, идеальное состояние, 2 шт;
- Шкура яо-гая, среднее состояние, 1 шт;
- Шкура когтя смерти, среднее состояние, 1 шт;
- Шкура брамина, плохое состояние, 4 шт;
- Шкура рад-оленя, среднее состояние, 2 шт;
- Шкура рад-оленя, идеальное состояние, 5 шт;
- Собачья шкура, среднее состояние 1 шт;

- Чучело кротокрыса, 1 шт;
- Череп брамина, 3 шт;
- Лапа когтя смерти, 1 шт;
- Пустой кровяной мешок, 2 шт;

- Пила, 1 шт;
- Окровавленный косторез, 1 шт;
- Удочка без лески, 1 шт;
- Удочка (пригодная для использования) 1 шт;

- Сковорода, 1 шт;
- Синяя миска, 3 шт;
- Кофейная кружка, 2 шт;
- Мясо рад-оленя, солонина, 7 шт;
- Мясо брамина, солонина, 5 шт;

- Очищенная вода, 28 порций;
- Стимуляторы, 5 шт;
- Антирадин, 1 шт;
- Баффаут, 1 шт;
- Лекарственные травы, 6 шт;

- Порванное голубое платье, 1 шт;
- Красная бандана, 1 шт;
- Куртка из войлока, 1 шт;
- Порванные грязные джинсы, 1 шт;
- Белая майка, 1 шт;
- Сменные комплекты нижнего белья, 3 шт;

- Охотничий карабин, 1 шт;
- Гладкоствольный с патронником пистолет, 1 шт;
- Гладкоствольный карабин, 1 шт;
- Патроны .308 калибра, 150 шт;
- Патроны .38 калибра, 40 шт;

- Сломанная расческа, 1 шт;
- Довоенные книги, 7 шт;
- Альбом для рисования, чистый, 2 шт;
- Альбом для рисования, заполненный, 1 шт;

- Крышки, 136 шт;

9. Связь с игроком.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


10. Пробный пост.

Во время одной из дальних вылазок из своего дома Кукушка наткнулась на придавленного деревом человека с серьезно покусанной и потрепанной каким-то мутантом ногой. Завидев ее, он начал вопить и молить о помощи. Однако эти крики привлекли много нежеланного внимания - кучку диких гулей, особей в пять. И совсем скоро они придут лакомиться беззащитной жертвой. Действия Кукушки.

Воздух просырел. Вокруг уловимо витал запах озона, как будто после проливной летней грозы, однако этот аромат не придавал свежести и сил. Вместо этого после глубокого вдоха во рту оставался привкус пепла, а голова могла ощутимо начать кружится. Это все, что остается после шествия радиоактивной бури по Содружеству.
Обычно они проходят шумно, зрелищно, с раскатами грома и порывами ветров, с аккомпанементом из стрекота счетчика Гейгера, но без разрушительных последствий. Проясняется небо так же внезапно, как и портится, и лишь возросшая потребность в антирадине становится свидетелем торжествующего марша оскорбленной природы.
Однако сегодня молнии и радиация, кажется, решили устроить по-настоящему запоминающееся зрелище.
И им это удалось.
Сухую почву покрывал желтоватый налет, принесенный с берегов Светящегося Моря. Вокруг висел душный смог, укрывающий окрестности, словно пуховое одеяло. Деревья, сухие и черные, под силой стихии лишились своих веток. Буря разыгралась, силясь смести все, что только встретит на своем пути, и сейчас Содружеству лишь оставалось зализывать раны после её ухода.
Тонкая, маленькая фигура покачнулась. Найдя укрытие от непогоды в близлежащем овраге, теперь Кукушка стояла на возвышенности, оценивала ущерб.
Влажный, слезящийся от пыли взгляд окинул пространство. Крепкие пальцы сжимали охотничий карабин, что теперь казался тяжелее. Мир опустел в доли секунды, стоило только рассечь облако первой молнии, и его жители вернутся назад из своих пристанищ с минуты на минуту. Женщина чувствовала беспокойство, однако и не думала двинуться с места: огромные, рыхлые тучи, изредка освещаемые электрическими разрядами, все ещё клубились на горизонте, и вид поистине завораживал.
"Красиво. Надо запомнить. Потом нарисую. Попытаюсь."
Мысли в голове зашевелились. Времени думать было не так уж и много, и сейчас наблюдательница силилась принять решение, что она должна чувствовать, когда видит нечто подобное. Она вспоминала восторженные тексты, выходящие из под пера очевидцев стихийных бедствий, полные поэтических выражений вроде: "...И сердце мое сжалось, обливаясь кровью, а тело похолодело, став словно лед." Кукушка не была уверена в том, можно ли занести радиоактивную бурю в число грозных природных муз, при встрече с которыми стоит испытывать "лед в теле" или "обливание сердца". С какой-то досадой охотница отмечала, что не чувствовала внутри ни похолодания, ни чего-либо, что льется.
Наверное, у неё ещё было несколько минут подумать. Мысли шарились внутри, перекликались и шептались, но увы, им не было суждено прийти к единому мнению. Их самым наглым образом спугнули.
Из леса раздался вопль, полный обиды, боли и отчаяния. Человеческий вопль.
Силуэт недавней созерцательницы змеиным рывком бросился в укрытие. Несколько секунд он не шевелился, затаившись, прислушиваясь и даже принюхиваясь, однако нагнетенная тишина не желала давать ответов. Когда ожидание не оправдалось, женщина перехватила оружие, потихоньку выбираясь наружу.
"Рано для зверя. Что-то случилось, - заговорил внутренний голос. - Надо посмотреть."
Все так же стараясь шуметь как можно меньше, Кукушка сначала продиралась через густой кустарник. Когда вокруг стало больше деревьев, она влезла на их широкие ветви, время от времени замирая, тяжело вглядываясь в даль. Все мысли покорно молчали, давая дорогу серой практичности, логике и привычной осторожности: вокруг не было ни единого признака деятельности незваного гостя, и это придавало храбрости. Тот, кто собирается показывать свою силу, обычно не прячется.
Продвигаясь в сторону звука, она вскоре услышала возню, смешанную с выдавленными их горла ругательствами и всхлипами.
Массивный ствол дерева, не выдержавшего напора бури, придавил собою к земле животом живого человека.
Он корчился и стенал, рыл под себя, пытаясь выбраться. Паника проглядывалась в каждом его движении: метаясь ломано и по большей части бессмысленно, он скорее понемногу загонял себя в клетку, чем выпускал из неё. Заметны также были окровавленные тряпки на его левой ноге: похоже, совсем недавно попав в рейдерскую ловушку или же логово мутанта, он получил ранение. Слезы текли по его щекам, и очевидно, где-то внутри он молился, чтобы его не услышали. 
Но увы, он не имел и десятой доли необходимой для этого удачи. Кукушка была не единственной, кого привлекло чужое горе.
В отдалении, в клубах дыма, стали появляться обезображенные тени. Они дергались, покачивались, будто нарочито передвигаясь медленно и немощно. Охотница хорошо выучила эти трюки, легко вводящие в заблуждение путешественников Пустоши.
Гули, согретые радиацией Содружества, вышли на охоту, и запах крови привлекал их.
Узник, видимо, заслышав их громкое шипение и хрипящие стоны, затих. Страх умереть от голода в одиночестве был велик, но страх быть заживо разорванным на куски был сильнее. Его дыхание приобрело то вымученное сипение, которое рождается в глотке любого обреченного.
И Кукушка, продолжая наблюдать, аккуратно перелезла на развилку в стволе растущего рядом клена.
Человек заметил движение. Сначала испугавшись, он чуть было не закричал снова, но стоило ему увидеть себе подобного, взгляд его прояснился. Внутри него поселилась надежда, за которую он схватился как можно крепче.
- Эй! - окликнул он женщину, шепча, - Эй, ты! На дереве!
Она наклонила голову в каком-то недоумении. Такое обращение выбило её из колеи.
- Быстрее! - продолжал он, - Подними это сраное дерево! Я хочу выбраться! Сейчас!
Охотница не шелохнулась.
- Черт, ты что, контуженная, что ли? - с гневом прошипел страдалец, -  Твою мать... Нет, хотя стой, погоди. У тебя ведь есть оружие? Иди. Иди и перестреляй тех ублюдков. Я тебе заплачу. Обещаю. Только убери от меня этих поганых гулей! Хочешь, я замолвлю за тебя словечко перед старым Виком из Добрососедства? Хочешь? Давай же, проси чего-нибудь, я все сделаю!
Кукушка сморгнула, продолжая бесцельно пялиться на пришельца. Минута провисла в бездействии.
- Помоги мне, черт возьми! - истерически прошептал он, буравя раскрасневшимся взглядом жительницу лесов, лишь изредка пытаясь обернуться в сторону, откуда едва доносились шаги босых гнилых ног.
Кукушка просияла. Она совершенно точно не способна поднять эту громадину, и вряд ли смогла бы справиться с толпой гулей, одновременно защищая бедолагу. Более того, больная нога не давала бы ему лишнего шанса на спасение. Однако оказать помощь она могла.
С глухим шлепком женщина спустилась с разветвленного клена на землю, и, согнувшись в три погибели, быстро пересекла разделяющее её расстояние от несчастливца. Она остановилась прямо перед ним, сидя на корточках с тем счастливым выражением, которое наступало сразу же после того, как женщина что-то наконец понимала.
- Ну же! - надрывался он, скребя пальцами глинистую почву.
Кукушка позволила себе рассмотреть мужчину вблизи. Лицо его, разгоряченное от прилива крови, было искажено гримасой боли, зрачки заметно расширены, а речь заплеталась от судорог, которые искажали губы в стенающую, жутковатую улыбку. Она схватила его за волосы, приподнимая, чтобы разглядеть как можно лучше. Чтобы запомнить.
- Да-а, - певуче протянула охотница, широко улыбаясь, - Я помогу тебе.
Человек фальшиво улыбнулся в ответ:
- Отлично! Просто отлично! А теперь отпусти меня, прекрати болтать и сделай наконец уже что-ни...
Глаза мужчины внезапно округлились, грозясь вывалиться из орбит. Его язык распух, вдруг заняв все свободное место в полости рта. Он смотрел на все такую же счастливую Кукушку с шоком и ужасом, и имей он возможность говорить, то несомненно бы спросил: "Какого хрена?!" - но вместе этого из пасти вырывалось лишь приглушенное булькание.
Голова жертвы безвольно свесилась вниз. Быстрая смерть вместо мучительной гибели в лапах гулей была предпочтительна. Она была помощью.
Охотница вытерла окровавленный нож об траву. Нужно было убираться отсюда как можно скорее, пока её не заметили.
"Надо запомнить его лицо, - отчего-то подумала она, - Потом нарисую."
По лесу эхом прокатилось печальное кукование.

http://funkyimg.com/i/25o8g.png

Отредактировано Кукушка (2016-03-17 21:56:59)

0

2

Вы приняты!

Теперь нужно создать свою тему в Хронологии.

Оставить заявку на Заполнение профиля в соответствующей теме.

При необходимости обратиться в Аватаризацию.

Добро пожаловать!

http://funkyimg.com/i/25o8s.png

0


Вы здесь » Fallout: Flames of the Dawn » Принятые анкеты » Кукушка над болотом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC